Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Адвентисты Седьмого дня в России. Ч.2

29 апреля 2012, в 23:43

 

Формирование церковной организации

 

В январе 1891 года под председательством Л. Конради в Гамбурге было проведено первое организационное собрание, на котором было избрано руководство Церкви АСД в России в составе: Л. Р. Конради — председатель, Р. Исаак и Я. Клейн – члены Совета. Были избраны также три районных руководителя: Г. И. Лебсак (Приволжский край), Г. Вагнер (Кавказ) и Э. Вельн (терри­тория современной Донецкой области и Крым). В том же году по решению ГК АСД Российское миссионерское поле было присоединено к Германской Конференции.

В октябре 1894 года в г. Александродаре в течение 10 дней проходил съезд Германо-Российской Конфе­ренции. На этом съезде впервые был поднят вопрос об организации субботней школы и был рукоположен в сан проповедника Г. И. Лебсак. К началу 1895 года число членов Церкви возросло до 660. Было организовано 16 общин, которые обслуживались тремя проповедниками и таким же количеством евангелистов и книгонош.

На очередном отчетно-выборном съезде, состояв­шемся 25-30 сентября 1897 года, сообщалось, что число общин АСД в России достигло 23, а численность членов Церкви — 886, среди них более 100 русских, украинцев, латышей, эстонцев и др. В то время все же основное число членов Церкви составляли лица немецкой национальности.

В 1898 году была организована Европейская Унионная Конференция во главе с Л. Конради. В административном отношении Российское миссио­нерское поле также входило в этот Унион. На VI съезде, проходившем в Каблановсфелде в сентябре 1898 года, Г. И. Лебсак был назначен ответственным за деятельность Церкви АСД в России.

В связи с известными политическими событиями 1905 года под давлением народных волнений российский царь Николай II издал 17 апреля 1905 года «Указ о свободе вероисповедания». Хотя это был вынужденный акт и особенной свободы ожидать не приходилось, все же царское правительство отнеслось с пониманием к интересам Церкви АСД. На имя императора руково­дителями Церкви было отправлено письмо, в котором излагались пункты вероучения, а также сообщалось о всемирной деятельности этой религиозной организации и ее отношении к государственным властям. В результате вскоре последовало официальное признание царским правительством адвентистов седьмого дня, закрепленное правительственным циркуляром от 6 ноября 1906 года, который был разослан всем губернаторам. В какой-то степени этот документ стал «охранной грамотой* последующей деятельности Церкви АСД.

Манифест о религиозной свободе открывал новые возможности для Церкви, поэтому в июле 1905 года церковным руководством принимается решение о реорганизации церковных полей и сглаживании их деления по национальному признаку. Это привело к созданию Восточно-Российской Конференции, имевшей в своем составе три миссионерских поля: Южно-Российское, Северо-Российское и Среднероссийское, в которые также входили общины АСД, находящиеся на территориях современных Украины, Эстонии, Бело­руссии и Польши; общее количество членов Церкви составляло 2103 человека; эти поля обслуживал 31 служитель.

На заседании Совета ГК, проходившем 10-25 мая 1907 года в Швейцарии, было решено сделать Церковь АСД в России самостоятельным унионом. И. Т. Бетхер, подданный США, был рекомендован на должность председателя этого нового униона. Решение должно было войти в силу с 1 января 1908 года. Для его осуще­ствления планировалось проведение ряда местных организационных съездов, начиная с Германо-Российского. Таким образом, последний для той организации VII съезд, на котором присутствовало 1223 делегата, проходил во Фриденсау 18-28 июля 1907 года. Этот съезд поддержал рекомендацию ГК, однако было решено I учредительный съезд Российского Униона провести 12-16 октября  1907 г . в Риге, избрав на него делегатов на годичных совещаниях местных объеди­нений (конференций) в сентябре - октябре того же года. К тому времени Российский Унион составляли 41 община и более 20 групп, объединяющих 2566 членов Церкви. Была учтена и рекомендация ГК: И. Т. Бетхер стал первым председателем Церкви АСД на территории огромной Российской империи.

Постепенно на смену лицам немецкого проис­хождения в ряды служителей этой церкви стали приходить русские, украинцы и активные верующие других национальностей. На одном из отчетно-выборных собраний в 1908 году был рукоположен первый русский проповедник К. С. Шамков. 

В 1909 году пять наших делегатов впервые прини­мали участие в работе 37-й сессии ГК АСД. Это были: И. Бетхер с супругой, Давид Геде, Д. Исаак и Г. И. Лебсак. Присутствовавшая на этом съезде Е. Г. Уайт в субботу 15 мая обратилась к делегатам с проповедью, а 18 мая приняла представителей из России. Позже Г, И. Лебсак вспоминал: «Она особенным образом радовалась нам, вспо­минала о своей поездке по Европе, была полна надежд на развитие Божьего дела в России». Ее надежды не были напрасными. Весной 1911 года президент ГК АСД А. Даниельс впервые посетил Россию. Он побывал в общинах адвентистов Петербурга, Риги, Киева, Одессы и Москвы. На то время в Церковь входило 149 общин и групп, объединяющих 3944 члена Церкви.

1910 год известен как год, когда снова начали ущемлять религиозную свободу. Разумеется, речь идет о неправославных конфессиях. После II Унионного съезда, состоявшегося 3-8 марта в г. Митаве, от Министерства внутренних дел к Церкви АСД был приставлен специальный чиновник - С. Д. Бондарь. Ни один съезд или серьезное совещание не проходили без его участия.

С 1 января 1911 года по решению Европейского Союза АСД Российский Унион делится на две самостоятельные организации: Российский Унион и Сибирское унионное поле.

В связи с ростом Церкви и в то же время вследствие ужесточения условий ее деятельности, в 1913 году происходит срочная реорганизация полей. На помощь И..Т. Бетхеру направляется из Швейцарии проповедник Отто Рейнке. С 1 января 1914 года вступило в силу решение Совета Европейского отделения Церкви АСД о разделении Церкви в Российской империи на два само­стоятельных униона: Восточно-Российский под руко­водством Отто Рейнке и Западно-Российский, в который входила и Украина. Последним руководил И. Т. Бетхер. В 1914 году началась первая мировая война, принесшая горе, болезни и голод как всему обществу, так и Церкви. За исключением молитвенных домов в Москве, Киеве и Риге, все остальные были закрыты. В связи с тем, что основные руководители Церкви АСД были лицами немецкого происхождения, враждебные силы пытались использовать это обстоятельство, чтобы настроить правительство и общественность против адвентистов, называя их немецкими агентами. Начались аресты, и многие из братьев – руководителей общин были сосланы в Сибирь. В 1915 году по решению властей пастора И. Т. Бетхера выслали из России как «небла­гонадежную личность».

«Бедная, бросаемая бурею...»



После февральской революции 1917 года и указа Временного правительства об амнистии политических и религиозных заключенных предпринимается попыт­ка опять восстановить на всероссийском уровне раз­рушенную церковную организацию. За это дело с боль­шой активностью и посвященностью взялся Г. И. Лебсак, который в качестве переводчика и первого со­ветника сопровождает Отто Рейнке, принявшего на себя после отъезда Бетхера ответственность за церковь Западно-Российского Униона (Союза), да и вообще, как представитель ГК АСД, по всей России, в то время как И. Ф. Гинтер непосредственно руководил Восточно-Российским Унионом (Союзом). Отто Рейнке оставался на этом посту до самой своей смерти (он умер в 1921 году в Саратове от физического истощения).

Очередной съезд — III Всероссийский — проходил 20-24 июля 1917 года в Саратове. На этом собрании сообщалось о произошедших потерях служителей и членов Церкви за время войны. Кроме того, отмечалось, что из состава Российской империи отошли такие государства, как Латвия, Литва, Эстония, Польша, территория Западной Украины. В результате этого увеличилась численность в церковных структурах Западной Европы. Уменьшение общего количества членов Церкви более чем на 1700 человек в России было очень ощутимым. Два Российских Униона (Союза) теперь насчитывали немногим более 6000 членов Церкви; руководителями их были утверждены И. Ф. Гинтер и Г. И. Лебсак.

Поскольку последнее пятилетие, о чем упоминалось выше, было отмечено ущемлением религиозной свободы, Октябрьская революция вселяла надежду на то, что положение изменится в лучшую сторону. И в самом деле, 23 января 1918 года был издан декрет, провозглашающий свободу совести и уравнивающий перед законом все религии, однако последовавшие затем гражданская война, экономические трудности и голод усугубили положение, и дело Божье было приостановлено.

Некоторый всплеск надежды на улучшение общего положения в стране вызвала Всероссийская конференция АСД, проходившая 29-30 сентября 1920 года в Москве. В качестве делегатов на ней присутствовали руководители Церкви из различных уголков страны в количестве 40 человек. В решениях конференции, приравненной впоследствии к IV съезду, уже чувствуется веяние советского времени. Основные ее решения сводились к объединению недавно организованных шести союзов (конференций) во Всероссийский союз союзов и принятию Устава Церкви. Всесоюзным председателем тогда был избран Г. И. Лебсак. К тому времени все церковные служители иностранного происхождения, кроме О. Рейнке, покинули страну, и ответственность за управление Церковью легла на местных проповедников. Однако дело Божье, хотя и с большими трудностями, развивалось, Церковь увели­чивалась численно.

С 1922 года начали выходить журналы «Голос истины» и «Благая весть», «Уроки субботней школы», а в 1924 году (16-23 августа) в Москве, в 3-м Доме Советов состоялся V юбилейный съезд Церкви АСД. Отмечалось пятидесятилетие адвентизма в Европе и сорокалетие — в России. На этом съезде присутствовало 85 делегатов. В это время Церковь АСД в Советском Союзе состояла из 11500 членов, объединенных в 430 обшин. На съезде был утвержден Всесоюзный Совет Церкви (ВСАСД) под председательством Г. И. Лебсака.

Решения V Всесоюзного съезда, в особенности Декларация об отношении к государственной власти СССР, хотя и не противоречили адвентистскому учению, вызвали недовольство у многих членов Церкви. Некоторые из них даже вышли из организации АСД, образовав независимые общества. Тогда и было положено начало реформистскому движению в России. 

К сожалению, руководство Церкви того периода не сделало из случившегося соответствующих выводов. Поддавшись давлению властей, взявших курс на искоренение религии, на VI Всесоюзном съезде, состоявшемся 12-19 мая 1928 года (оказавшемся до недавнего времени последним и вообще не вполне правомочным из-за отсутствия на нем представителей Генеральной Конференции), руководство Церкви приняло крайне ошибочное решение относительно воинской повинности, что вызвало смущение и разделение в церкви. Последствия такого решения ощущаются до сих пор. Государственная политика в отношении религии не позволяла на протяжении многих лет Церкви сделать четкое заявление относительно неверного решения VI съезда. Только 18-19 мая 1995 года решением Совета Европейско-азиатского отделения ГК АСД грех был назван по имени. Церковь открыто заявила о своем несогласии с ошибочным решением, принятым в 1928 году. На VI съезде была также определена организационная структура возможная тогда при советском строе: ВСАСД, президиум ВСАСД из пяти человек и Пленум (Совет) из 11 человек. Эта структура в том или ином виде просуществовала до 1960 года.

Начиная с 1928 года для религии и церкви в СССР наступают мрачные времена преследований. Закон о религиозных культах, принятый правительством 8 апреля 1929 года, ограничивал и без того «урезанную» свободу религии.

Последний предвоенный расширенный Пленум ВСАСД, на котором присутствовало 29 руководителей Церкви АСД, состоялся 26-29 декабря 1931 года. Согласно постановлению этого Пленума, общинам предоставлялась полная самостоятельность, и входить в единый Союз АСД они могли на добровольных началах. Появилась новая структурная единица — уполно­моченный Центрального Совета АСД (так был пере­именован ВСАСД) по определенному региону страны, где были общины АСД. Таковых уполномоченных было назначено 17, но к 1 сентября 1934 года их число сократилось до 9 человек.

Дальнейшие действия коммунистических властей показали, что декабрьский Пленум Всесоюзного Совета АСД 1931 года был необходим для того, чтобы выявить всех действительных руководителей этой Церкви. Почти все 29 участников Пленума, в том числе и уполно­моченные Центрального Совета Церкви, а также практически все служители постепенно были арес­тованы, осуждены и отправлены в далекие лагеря, как опасные преступники. Общее число репрессированных членов и служителей адвентистских общин к концу 1938 года превышало 3000 человек. Невыносимые условия пребывания в местах лишения свободы привели к тому, что почти все они, включая и большинство из 150 проповедников, умерли мученической смертью в тюрьмах, в лагерях или в ссылке. Их скромные безымянные могилы остались неизвестны даже для ближайших родственников, но они известны Господу, Который в Свое время пробудит верных сыновей и дочерей, павших за Его Имя.

Умер в тюрьме и руководивший Церковью в течение многих лет Г. И. Лебсак, успевший до своего ареста в 1933 году получить согласие властей на перемещение в Москву из Сибири для служения в московской общине АСД проповедника Г. А. Григорьева, у которого к тому времени закончился срок ссылки. Сам же Г. И. Лебсак в том же году был арестован, а в 1937 скончался в тюрьме во Владимире или Ярославле, своей смертью засвиде­тельствовав верность Господу. Вся церковная органи­зация, а также многие общины были разрушены. Единственным руководителем Церкви АСД на весь Советский Союз с 1933-го по 1946 год оставался проповедник Г. А. Григорьев.

 

 

Автор: Автор
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Ашберн, США
Пароль
585512
Перейти к знакомству

Авторские права
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт tvbgirls.com, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!